Рассказ: ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

 

Рассказ: ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Эта история приключилась с ней давно, во время защиты дипломной работы в университете, но она часто вспоминала ее. Такое не забывается, будет о чем рассказать внучкам на старости лет.

История та была, конечно, увлекательной и с годами воспринималась, скорее, с юмором, но тогда, в девичьи годы ей было вовсе не весело, ведь нужно было самой пробиваться по жизни, набивая болезненные шишки.

А произошло все следующим образом.

Будучи студенткой, она никогда особо не отличалась трудолюбием и училась без всякого энтузиазма, а диплом ее – и вовсе халявой оказался. На ее бюджетном отделении подобных раздолбаек уже давным-давно поотчисляли. Держалась только она одна, и весь курс удивлялся, как у нее такое получалось. А секрет был простым – близкие отношения с деканом, втайне, конечно, от окружающих. Мужчина он был еще не старый и вполне симпатичный, и как только еще на первом курсе она заметила явно не отеческий взгляд, брошенный им на ее ножки, решение приняла мгновенно. Удобный случай подвернулся быстро, и на всю последующую учебу она получила надежный патронаж. А что, скажите, оставалось делать простой приезжей девчонке (а она была из провинции) в большом и не очень-то дружелюбном городе? Корпеть над учебниками и подрабатывать вечерами, тратя на это лучшие годы?

Особых хлопот ей эта «дружба» не доставляла, декан больше всего на свете боялся, что его застукают. Человек он был женатый, планы на карьеру в университете имел далеко идущие, и запалиться ему с ней было хуже смерти. Да и сама она прекрасно понимала пикантность ситуации, уж на это ума хватало. Ясное дело, если бы кто об их романе узнал, из универа ее бы тут же вышвырнули, нравы в те времена были строгие. В общем, складывалось все очень даже прекрасно. Свидания их происходили нечасто, а лучшей «крыши» для скромной студентки и представить себе было сложно.

И все бы хорошо, да медленно, но верно надвигалась сдача дипломной работы. Естественно, ее научным руководителем оказался любящий наставник-декан – кому бы ещё он доверил ее, ненаглядную? Вот и расслабилась она к тому времени совершенно по-наглому. Не то что содержание диплома не знала, название-то с трудом помнила: даже декан волноваться начал, уговаривал работу почитать, хотя бы перед самой защитой. И тут случилась беда! Попал ее дорогой наставник в серьезную автокатастрофу. Сам живой, слава богу, остался, но поломало его основательно, и в больницу он залег на два-три месяца, а до защиты-то оставалось чуть больше недели. Она как узнала – чуть в обморок не грохнулась: ну, думает, жопа теперь наступила полная, и шансов выкрутиться – круглый ноль.

Передали ее вместе с халявным дипломом какому-то доценту, а ей со своим папиком даже не связаться, не созвониться: говорить не может – плох совсем, бедолага. Господи! Что оставалось делать бедной девочке? Времени-то ни на что уже не было… И схватилась она, несчастная, за голову: нужно либо паковать чемоданы и возвращаться коров доить в провинцию, либо срочно что-то предпринимать.

Доцент, к которому ее перенаправили, очень правильным мужчиной слыл. Ни в чем никогда со студентками замечен не был. Семья, дети, наука, работа – все как и должно быть у приличного преподавателя. Все бы так! Но шанс у нее был только один, без всяких вариантов. И пришла она к нему знакомиться в короткой юбочке, с тонюсенькой блузкой на голое тело, как летом, хоть и холодрыга стояла на улице, – а что оставалось делать, спрашивается. Возбуждаться нужды не было – соски от холода под тканью торчали, словно большие мурашки, как нельзя лучше прорисовываясь. Очень дразняще получилось, что, собственно говоря, и задумывалось, грудь-то у нее всегда была соблазнительная. И, кто бы мог подумать – сработало! Новый руководитель оказался вполне здоровым мужчиной, глаза его сами к ее сиськам приклеились, еле оторвал их, бедолага, сделав видимое усилие. Но все было не так-то просто, и предложить ему ЭТО дело в лоб она не решалась. Репутация у него сложилась железная, подруги и пробовать не советовали: только хуже можно было сделать, не видать бы ей тогда диплома как своих ушей. В ночные клубы доцент не ходил, в загулах замечен не был. Шансов подцепить его – никаких. Впрочем, как и шансов защитить диплом самостоятельно, с ее горе-знаниями. Оставалось пойти ва-банк, напросившись на индивидуальную консультацию, а там просто рискнуть.

У доцента, кроме нее, было еще несколько дипломников, времени на дополнительную работу не хватало катастрофически. Он и так уже месяц работал по субботам, бедолага, оставался только святой день – воскресенье, и она в слезах уломала его на такой подвиг, причем слезы выжала самым натуральным образом.

– Что поделаешь, надо вас выручить, – сломался разжалобившийся доцент. – Придется открыть кафедру, нарушить приказ ректора. Но только приготовьтесь работать плотно, устроим настоящую предзащиту.

«Устроим, устроим, еще как устроим! Коли тебе так сиськи мои понравились, как не устроить?!» – потирала она про себя руки, слушая его разглагольствования и согласно кивая.

И созрел у нее грандиозный план, благо девушкой она была смекалистой и уроки жизни прекрасно усвоила, годы учебы не зря прошли. Как говорится, хорошим девушкам рады на небесах, а плохим – где угодно.

Наступило воскресенье, и она стала собираться на судьбоносную встречу. Диплом подготовить возможности уже не было, оставалось приготовить… тело. Ваксинг, клизма на всякий случай (кто знал, какие предпочтения у доцента), силиконовый лубрикант в оба места заранее, ну а из одежды: пояс с чулками, сапоги, шуба на голое тело и больше абсолютно НИЧЕГО. Вот такой она придумала ход и теперь была готова к предзащите.

Воскресенье, утро, факультет закрыт, и внутрь ее без доцента никто не пускает. Стоит она на улице, ждет его в своем одеянии, дрожит, зуб на зуб не попадает, посинела вся, шуба-то хоть и длинная, а снизу конкретно поддувает. Мороз ведь, как назло, лютый.

Смотрит – идет ее ненаглядный наставник, кутается, тоже замерз. Аж кинулась она от радости к нему навстречу, пришел, слава богу, сдержал слово.

– Давайте только, – предлагает она, – сначала кофе выпьем, а то я позавтракать не успела: поздно легла, диплом штудировала. Быстренько кофейку выпьем, и за работу. Да и зябко очень, хочется горяченького чего-нибудь.

Строго так посмотрев на часы, доцент нехотя соглашается, ведь и вправду зябко на улице. А на самом-то деле в кафе она его повела, чтобы расслабить слегка и подготовить к представлению.

И пока они вдвоем кофе пьют, она прямо лапочка такая, уютно-домашняя. Как будто это все продолжение семейного завтрака. Кошечка молоденькая только с постельки встала, кофеек с ним попивает и мурлычет. Видит, млеть потихоньку начинает доцент ее, не торопится уже никуда, шубу снять предлагает:

– Давайте, – говорит, – повешу ее, а то вам, наверное, жарко.

«Нет уж, дорогуша, рано еще, – хихикает она про себя. – Мне-то что, а вы тут тогда с барменом хором в обморок грохнетесь, если я шубу сейчас сниму».

– Нет, – отвечает, – спасибо. Что-то я еще не совсем согрелась, смотрите, какие пальцы холодные. – И сует ему свои ладони в руки, доверчиво так. Видит – начинает расслабляться доцент, определенно приятно мужику. Девушка такая хорошенькая, просто умиляет своей непосредственностью. А еще в придачу наивно и открыто ему улыбается, глядя прямо в глаза и хлопая ресницами.

– А давайте, – предлагает она, – по глинтвейну еще выпьем, чтобы совсем согреться. Один глинтвейнчик исключительно на пользу пойдет. В Австрии, например, и Германии всегда зимой глинтвейн пьют, чтобы не простыть. Друзья рассказывали. Пьете глинтвейн? А то у меня, по-моему, насморк начинается, а перед дипломом никак простывать нельзя. Как думаете? – и доверчиво так ему опять в глаза смотрит, словно дочь любимому папочке.

Видит, включается потихоньку в голове у доцента то, что надо, входит он в роль, окончательно расслабляется. Хорошо ему холодным зимним утром тут в теплом кафе с симпатичной девушкой ворковать, берет природа свое, родимая. Никуда тут не денешься, хоть и пытается еще доцент сам себе сопротивляться.

– Ну что вы?! – отвечает он. – Как можно?! Глинтвейн я бы, конечно, выпил, но нам же еще работать.

– А мы попросим бармена некрепкий сделать. Уж больно хочется немножко глинтвейна! Ну чуть-чуть, ладно? – гнет она потихоньку свое и так ласково-просительно ему в глаза заглядывает.

Ну и что, не сломается нормальный мужик от подобных штучек? Конечно, сломается!

– Ладно, – соглашается доцент, – договорились: и правда ведь, холодно на улице.

И вот сидят они дальше. Хорошо, тепло, уютно, отогрелись совсем. Считай, воркуют уже, душевненько так глинтвейнчик попивают, никуда не торопятся. Она даже сама не ожидала, что так хорошо все получится. Смотрит ему в глаза – определенно созревает ее новый куратор к работе над дипломом. Пора, думает, идти, пока глинтвейн не выветрился, да и действительно жарко уже в шубе становится. Кто горячий глинтвейн зимой пил, знает, как он сразу парами в голову бьет.

Идут они вдвоем под ручку, на улице скользко, сапожки у нее на шпильках, специально такие надела. Заботливо так придерживает ее доцент, надо же, конечно, девушку подстраховать. Да и она ему так доверчиво, крепко в руку вцепилась, прижимается, чтобы не упасть.

– Ой, держите, – говорит, – меня. Что-то с сапожками сегодня не рассчитала. Надо было валенки надеть.

Идут, посмеиваются над ее шпильками, все ближе и ближе, похоже, становятся. И голос у доцента, и повадки нужным образом прямо на глазах меняются. Чувствует она, тает совсем мужик, хоть голыми руками теперь бери. Если бы время не поджимало, можно было бы и не спешить, а потихонечку его охмурять, растягивая удовольствие. Но нет, защита, считай, через неделю, опасно затягивать, да и халява с ее дипломом, если планы нарушить, однозначно ему откроется. Лучше делать все как задумано, коли уж ситуация так идеально складывается.

Идут они по темному коридору к кафедре, а доцент увлекся и сам не замечает, что по-прежнему ее под локоток поддерживает, хотя льда под ногами давно уже нет. Ну и она свою роль играет, продолжает к нему доверчиво прижиматься, как будто неуютно и боязно ей в полумраке здания. А в нем – никого, только охранник дремлет на входе, и все. Тишина, как в старом замке, а вместо факелов – дежурное освещение горит, даже романтично как-то все получается. Медленно закрывают они за спиной тяжелую дверь кафедры и заходят в большой кабинет декана, где консультации обычно проводятся: там тепло и уютно, старая мебель, запах кожи и книг, огромный резной стол под зеленым сукном, которому, наверное, лет сто, не меньше. На окнах полузадернуты тяжелые складчатые портьеры, словно скрывая все от посторонних глаз. Так и хочется зажечь свечи или камин, бросив в него для растопки никому не нужный диплом. Словно уловив ее настроение, доцент оборачивается к ней и чуть смущенно улыбается, ситуация-то складывается необычная.

– Ну что, займемся наконец дипломом? – голос его становится немного хриплым; ясно, что нужно действовать не откладывая.

«Да ты волнуешься, похоже, робеешь! Ну, тогда – поехали!» – и с этими мыслями она подходит ближе, стараясь справиться с собственным волнением, момент-то наступает крайне ответственный.

– Помогите мне раздеться, – и, глядя в глаза доценту, она медленно подносит руку к верхней пуговице шубы.

Ее отвороты еще закрывают начавшее мелко дрожать от волнения тело, а шелк подкладки впитывает нервную испарину. Она решительно выдыхает, и представление начинается. Потихоньку распахиваясь, темный мех шубы все больше удлиняет светлую полоску обнаженного тела, открывающуюся перед доцентом. Отказываясь верить своим глазам и еще не осознавая, что происходит, он протягивает к ней руки, желая помочь раздеться, и… в нерешительности замирает. Пуговица за пуговицей, неотрывный взгляд глаза в глаза… Полоска обнаженного тела все расширяется, и становится видно, как начинает одуревать доцент, до него постепенно доходит происходящее. Она облизывает губы, он проглатывает слюну… Все – молча; она начинает не спеша раздвигать полы шубы, у него невольно приоткрывается рот… становится слышно их дыхание. Грудь, живот, пояс для чулок, лобок, полоска ее интимной прически, бедра, ноги в ажурных чулках… Глаза у него загораются все сильнее. Она чувствует себя развратной шлюхой, но почему-то это дико возбуждает ее.

Занавес окончательно падает, и в воздухе повисает тишина, у них обоих перехватывает дыхание. Широко распахнутая шуба полностью открывает обнаженное тело; она предлагает его доценту. Тот – в шоке. Выпучив глаза, он стоит в растерянности с приоткрытым ртом и не знает, что делать. Его словно ударили обухом по голове, и она вдруг понимает, что это невероятно забавно – устроить такую игру. Ее собственное волнение мгновенно проходит, ей невероятно хочется просто трахнуть его, независимо ни от какого диплома.

Присев на корточки, она неспешно расстегивает оцепеневшему доценту ширинку и заглатывает в рот член. Ее куратор судорожно всхлипывает, словно это обжигает его.

Постепенно его член твердеет, она умеет делать ЭТО. Пососать и лизнуть, заглотить поглубже и пройтись лопаточкой языка вдоль ствола, подразнить кончиком языка уздечку и покрутить им вокруг головки… И все это – нежно массируя ладонью мошонку… Она хорошо усвоила такое искусство. «Дружба» с деканом не прошла даром, тот многому научил ее.

Доцент все сильнее постанывает, его член задеревенел окончательно, можно, наверное, обойтись и минетом, но вдруг – вспышка, потрясение, потеря рассудка… Словно животное начало взрывается в мозгу у доцента, а инстинкты овладевают его разумом. Он набрасывается на нее, будто голодный кобель на истекающую соками сучку. Буквально швырнув ее спиной на стол декана и задрав вверх раздвинутые ноги, он нетерпеливо овладевает ею, с силой загоняя член. Не ожидая такого напора, она аж задыхается от остроты ощущений, ее как будто током колотит. А доцент трахает ее и трахает, все больше заводясь и откровенно жадничая.

Рычание, стоны, всхлипывания, а затем восторг, восхищение, радость... И, не давая ему опомниться, она продолжает и продолжает всю эту сумасшедшую «предзащиту». Переходить к обсуждению диплома в ее планы совсем не входит, нужно выжать доцента по полной. Как только он кончает, она опять берет у него в рот, чтобы вновь поднять член и продолжить трахаться. Очумевший доцент имеет ее долго и жадно, наслаждаясь доставшимся молодым телом и растягивая удовольствие, он просто сошел с ума от похоти.

Звонок телефона, и они возвращаются к реальности. Жена доцента ищет его.

Хриплым голосом сообщив, что уже заканчивает, он обещает ей скоро быть дома, пора сворачивать предзащиту.

Диплом она тогда защитила нормально, никто ее особо вопросами не мучил, видно, доцент постарался, да и кому они были нужны, эти вопросы, если студентка оказалась такая примерная.

Дипломная работа

Этот рассказ входит в Сборник эротических рассказов «Взгляд сквозь шторы», который вы можете найти в электронном магазине Litres.ru. Серия этих Сборников включает 200 различных историй не детской тематики.

Читать фрагмент:

© Андрей Райдер

Если вам понравился ход моих мыслей или то, как я пишу в целом, возможно, вы получите удовольствие от чтения моих романов, повестей и рассказов.

Роман «Маска или Формула идеальной жены»Повесть «Антидепрессант»Секс-каталог «Жаркие каникулы»Секс-каталог «Оральные шалости»Секс-каталог «Забавы в гостиной»Секс-каталог «Медовый месяц»Секс-каталог «Домашние секреты»Секс-каталог «Уютная кроватка»Секс-каталог «Особые рецепты»Секс-каталог «Горячие приправы»Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 1Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 2Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 3Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 4Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 5Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 6Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 7Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 8Сборник 200 ролевых эротических игр «Тайны замочной скважины». Часть №1Сборник 200 ролевых эротических игр «Тайны замочной скважины». Часть №2Сборник 200 ролевых эротических игр «Тайны замочной скважины». Часть №3Сборник 200 ролевых эротических игр «Тайны замочной скважины». Часть №4Сборник 200 ролевых эротических игр «Тайны замочной скважины». Часть №5Сборник 200 ролевых эротических игр «Тайны замочной скважины». Часть №6Сборник 200 ролевых эротических игр «Тайны замочной скважины». Часть №7Сборник 200 ролевых эротических игр «Тайны замочной скважины». Часть №8«Взгляд сквозь шторы». Серия Сборников эротических рассказов.

Поделиться с друзьями

Комментарии

все права защищены © andreyrider.ru, 2017