Рассказ: НЕПУТЕВАЯ ВОРОВКА

 

Рассказ: НЕПУТЕВАЯ ВОРОВКА

Идея сделать к приезду мужа из командировки блинчики с икрой пришла Дине естественным образом. Ведь как раз начиналась Масленица, и впридачу ко всему Андрей любил, как получаются у нее эти блинчики – тоненькие, поджаристые, немного хрустящие по краям. Это был еще бабушкин традиционный рецепт – из тех, которые передаются женщинами по наследству, когда совсем незначительные, казалось бы, нюансы определяют очень многое.

Была суббота, и, расслабившись, Дина проспала, поэтому, открыв глаза и взглянув на часы, она чертыхнулась. Время ещё было, но следовало поторапливаться, тем более что она хотела еще успеть сделать новую прическу, которую они так классно придумали вдвоем с парикмахершей. Итак, план получался такой: вскочить, быстро привести себя в порядок, что-то перекусить, замешать тесто для блинчиков, сбегать к парикмахерше Светлане, в темпе поджарить блины к приходу домой любимого мужа. Пункт один был уже с успехом выполнен, оставалось не отклоняться от намеченного курса…

– Блин!!! – в сердцах ругнулась она. – Вот растяпа-то! – в холодильнике не обнаружилось икры. – Вот ведь всё купила, а главное-то и забыла! Светка, черт, сбила, дура такая, со своим этим звонком. Я же на кассе её хотела взять, а она меня сбила. Косички-бантики, мать ее! Вечно сама ничего решить не может, мастер ещё, – брызнула слюной Дина. – Ну и что теперь делать? – взглянула она на часы. – Только что бегом. Не с джемом же я ему блины подам, с дороги-то, – и она спешно стала одеваться в магазин. Судорожно натянула на себя первую попавшуюся одежду, накинула сверху короткое пальто, схватила сумку и рванула в универсам. «Хорошо хоть ещё накраситься успела, а то совсем бы очумелой ведьмой выглядела, – скептически взглянула она на себя в коридорное зеркало на выходе. – Во вырядилась-то впопыхах! То ли цыганка, то ли хиппи, то ли великовозрастный тинэйджер. Юбку, что ли, эту быстро поменять? Длинная больно. Нет, времени совсем в обрез, не успею, лучше куртку тогда уж кожаную вместо пальто накину, так лучше будет».

До универсама было рукой подать. Десять минут быстрого шага с развевающейся на ветру, словно парус, юбкой – и она была уже в магазине. Слава богу, в субботу утром там было мало народу.

– Сумочку надо бы сдать, дама! – перегородил ей дорогу охранник. Немного хамоватый на вид, скорее всего, отставной мент или неудавшийся вояка. Он явно скучал, проявляя показную бдительность.

– С чего это вдруг? – удивленно приостановилась она. Раньше такого в их магазине не было.

– Воровать стали много. Теперь в камерах хранения надо сумки оставлять, – пояснил охранник, не пропуская ее.

– Да тут сумочка-то – одно название! Вы что? – надменно хмыкнула Дина, обходя его. – Делать, что ли, вам нечего? Время я ещё буду тут терять.

– Все равно положено! – не уступал тот, щуря глаза и корча из себя стража порядка. – И в такую можно что-нибудь сунуть.

– Да вы смотрите, какая она маленькая! Что вы на самом-то деле? Тут места только, посмотрите: ключи, помада и кошелек. Шутите, что ли, «сунуть»? Да и вы что, не видите: перед вами порядочный человек.

– Внешний вид ещё ничего не значит. Мало ли кто как выглядит, – с явной ехидцей скалился он. – А что украсть, всегда можно найти.

– Слушай, ты что, боссом себя возомнил? – начала злиться Дина. – Новенький тут, явно. Я в этот магазин уже сто лет хожу. Кончай выделываться! Нет у меня времени по камерам хранения бегать, – продолжала напирать она. – Препираться я ещё с тобой тут буду… За бомжами давай следи.

– У меня инструкция, – усмехаясь, нагловато оглядывал её охранник, придерживая за локоть и как бы немного красуясь. – Инструкция, понимаете, даже если такие симпатичные дамочки с гонором попадаются, – видно, нравилась ему эта игра в крутого охранника, каждый по-своему самоутверждается.

– Какая на фиг инструкция?! Какое мне до неё дело? Тебе что, поприставать ко мне захотелось? Руки-то не распускай, дружок. С девочками вон заигрывай, кто попроще, с продавщицами, – с холодом в голосе одернула его Дина. – Уровень-то чувствуй давай. Кто ты, и кто я. Не забывайся. А сумочку, если надо, я на выходе покажу, – и, смерив охранника снисходительным взглядом, она отодвинула его плечом с дороги, взяла продуктовую корзину и уверенно прошла внутрь магазина. «Наймут же всякое хамло настроение людям портить. Руки он еще распускает, придурок! Мужу надо бы рассказать, по башке-то быстро этому молодому козлу надают», – возмущенно бубнила она про себя, направляясь в рыбный отдел.

Открыв холодильный шкаф, она бросила в корзину баночку лососевой игры и, прихватив еще по дороге бутылку оливкового масла, пошла к кассе. В очереди стояла всего пара человек.

– Блин!!! – сдавленно прозвучало второй раз за это утро. Оно явно не задалось у Дины. Кошелька в сумочке не оказалось. Впопыхах она совсем забыла, что выложила его вчера вечером, ища визитку приятельницы.

Дина оторопело отошла в сторону. Покачивая головой и продолжая ругаться про себя, она в растерянности побрела выкладывать назад продукты. Ситуация сложилась по-настоящему дурацкая, такое с ней случилось впервые, причем, именно тогда, когда это меньше всего было надо. Поставив на стеллаж бутылку с маслом, она подошла к холодильному шкафу с рыбными деликатесами. Внутри у нее начала закипать злоба.

«Ну надо же, дура какая, господи! Вчера икру забыла взять, сегодня кошелек, – еле удержалась, чтобы не плюнуть в сердцах она. – Ну и что теперь делать? Бежать домой за кошельком и опять возвращаться? Это же полчаса как минимум. Прическу точно тогда не успею сделать. А ведь хотела же к приезду мужа. На «честное слово» мне эту икру точно никто не даст забрать… А так бы можно было завтра деньги принести… Часы в залог предложить – глупо как-то, не рынок ведь, солидный магазин. Хоть бы знакомого кого встретить, – оглянулась она. – Так пустой магазин, как назло, – размышляя, крутила она в руках баночку. – Может, хоть в карманчике деньги где-нибудь завалялись, – цеплялась за соломинку она. Поставив пустую корзину на пол, она прижала сумку к животу и потрошила ее левой рукой, сжимая баночку в правой. – Так нет же, черт возьми, и именно когда надо!» – руки у неё буквально тряслись от переживания, и баночка вдруг выскользнула из вспотевших из-за волнения пальцев, упав на дно сумки. Дина почему-то вздрогнула, и непроизвольно оглянулась. Никого вокруг по-прежнему не было, и все эта её суета у холодильного шкафа была «бурей в тазу с водой».

«Завтра можно деньги принести, – вдруг мелькнула у неё шальная мысль, и она сама тут же испугалась её. – Но это же тогда получается, что я украду эту икру, – аж похолодела Дина. – Даже если завтра принесу деньги, то сегодня – украду. Ничего себе идейка! С ума, похоже, сошла! – она даже растерялась от того, что ей в голову могла прийти такая мысль. А в это время какой-то черт вдруг проснулся внутри нее и начал потихоньку науськивать. – Ну почему украду, если заплачу деньги? Взаймы ведь люди друг другу дают. Что такого? Я же порядочная женщина, взаймы, и все. Ну вот если бы знакомая работала на кассе, или я знала директора магазина, неужели бы не дали взаймы? – и её руки как-то сами собой застегнули сумочку с икрой внутри. – Завтра с самого утра приду и заплачу деньги. Ещё что-нибудь куплю и скажу, что сегодня случайно забыла заплатить за икру, – и она ещё раз быстро оглянулась. Вокруг по-прежнему никого не было. Голова у нее закружилась, а ладони ещё сильнее вспотели. – Господи, сдурела я, что ли?! – вдруг опомнилась Дина. – Да это же настоящее воровство! Как же можно?! Сейчас же надо положить её на место!» – и она потянулась было открывать сумочку, но тут из-за стеллажа внезапно вышла другая покупательница. Выискивая что-то на полках с продуктами, она стала медленно приближаться к Дине. Та немного испуганно отшатнулась от холодильника. Доставать при посторонних из сумочки икру и класть её назад в холодильник было бы явно подозрительно.

Сделав вид, что она тоже что-то рассматривает, Дина отошла чуть в сторону и стала ждать, когда эта женщина уйдет. Та между тем не спеша копошилась у стеллажа. Не найдя того, что нужно, она обратилась к проходящей мимо сотруднице магазина и, пока та зачем-то ушла, осталась, позевывая, ждать ее на месте. Между тем наступило уже одиннадцать часов, и в универсаме стали собираться покупатели. К холодильнику с рыбными деликатесами подошел ещё один покупатель, а из-за угла вышел третий. Задача явно усложнялась. Оставалось только попробовать незаметно выбросить икру где-нибудь в другом месте, и она потихоньку пошла бродить по магазину в поисках безлюдного места.

Как назло, везде уже толпился народ, и все отделы универсама проснулись от утренней спячки. Дина взглянула на часы. На все эти метания с баночкой у неё незаметно ушло почти полчаса, и она успела бы уже сбегать домой за кошельком. Теперь же время всё больше поджимало, и ей оставалось только решаться окончательно. Либо она вынимает из сумочки игру с риском быть замеченной кем-нибудь, либо все-таки просачивается на выход и платит за неё завтра.

Незаметно для себя она оказалась в районе касс. Прямо на ее глазах мимо кассирши позади расплачивающегося покупателя прошел мужчина с пустой корзиной и барсеткой в руке, и та абсолютно спокойно поводила его безразличным взглядом. Поставив свою корзину в стопку, мужчина беспрепятственно вышел на улицу, и, чувствуя, как у неё немного кружится голова, Дина непроизвольно пошла тем же путем, так, будто кто-то подтолкнул её в спину. Кассирша так же рассеянно бросила взгляд на её пустую корзину и продолжила обслуживать рассчитывающегося покупателя. Оставив корзину, Дина пошла на выход, с неё словно сбросили непосильный груз, и она наконец-то смогла вздохнуть. Дрожь в кончиках её пальцев перешла в теплое покалывание, а головокружение быстро отпускало.

Облизнув пересохшие губы и облегченно выдохнув, она уже начала толкать на выход дверь магазина, но тут вдруг почувствовала, как кто-то твердо берет её сзади за локоть.

– Извините, вам не сюда! – она аж вздрогнула от этого окрика. Он прозвучал в её мозгу словно команда «стоять!», и Дина обмерла. Ей ещё иллюзорно мерещилось что- то другое, но на самом деле её просто поймали.

– Что? – обернулась она, чувствуя, как наливаются ватой ноги и начинает гореть лицо. Тот охранник в упор смотрел на неё. В глазах у него светилось злорадство поймавшего желанную добычу шакала, и Дина с ужасом почувствовала это, ощущая, как стремительно холодеет у неё в груди.

– Вы, кажется, забыли за что-то заплатить, уважаемая, – словно расстреливал он её на месте преступления, а она вздрагивала при каждом его слове, будто от выстрелов в упор. – Пройдемте со мной.

В голове у Дины помутилось, она чувствовала себя, как обреченная лань, внезапно попавшаяся в смертельный капкан.

– К-куда? – с трудом раскрыла она побелевшие губы, теряясь.

– На досмотр. Мы должны проверить, не вынесли ли вы что-нибудь без оплаты.

– Н-нет, – краснела она все больше и больше.

– Что значит «нет»? Вы хотите, чтобы я применил силу или вызвал полицию? – подчеркнуто жестко проговорил он, неподвижно глядя на нее.

– Н-не хочу, – еле пролепетала Дина под беспощадно сверлящим льдом его взгляда. Она понимала, что надо постараться во что бы то ни стало взять себя сейчас в руки, но ничего не могла с собой поделать. Какой-то животный страх сковал ее, лишив возможности обороняться. Все это было чересчур неожиданным для нее.

– Тогда пойдемте. Так будет лучше. Не упирайтесь. Мы видели все, что вы делали в магазине. Везде стоят камеры. Есть запись, – и, придерживая Дину за локоть, он повел ее в комнату досмотра покупателей. Ноги у неё только что не подгибались от ощущения безысходности, и она покорно плелась рядом с ним, не в силах сопротивляться или перечить.

В комнате никого не было. Глухая, без окон, с крашеными стенами, небольшим столом и двумя стульями, она выглядела, словно тюремная камера, и от этого наводила ещё больший ужас. Дина почувствовала, как начинает дрожать внутри. У неё в глазах словно что-то смешалось, голова начала вновь сильно кружиться; жар поочередно с морозом пробегали по спине. Краска на её лице сменилась смертельной бледностью. Случившееся было каким-то кошмаром.

– Садитесь, – и охранник выдвинул на середину комнаты стул, а сам встал напротив, скрестив на груди руки, словно на допросе в гестапо. – Сначала я просто опрошу вас. При необходимости составим протокол или вызовем полицию.

Ноги у Дины вдруг сами подогнулись, и она обессиленно опустилась на стул. Сумочка чуть ли не упала на пол рядом, выскользнув из ее влажной от пота ладони, словно в ней была не маленькая баночка икры, а пудовая гиря.

– Я, конечно, ещё не утверждаю, что вы воровка, но, согласно инструкции, мне придется произвести досмотр, – слово «воровка» хлестнуло её по щеке, и Дина невольно вздрогнула, а ухмыляющийся охранник между тем продолжал издеваться над ней. – К этому есть все основания. Вы сами знаете почему. Вон как вы теперь бледно выглядите, – и, явно злорадствуя, он прибавил с циничной улыбкой. – А ведь кто-то ещё час назад вел себя очень вызывающе.

– Я не хотела вас обижать, – буквально проскулила, Дина. Она чувствовала себя абсолютно беззащитной в этой страшной, будто пыточной, комнате.

– Не хотели? – надменно усмехнулся охранник, он явно наслаждался своей властью над ней. – А вели себя со мной как с последним быдлом.

– Нет, нет, извините, я не хотела, – жалобно бормотала Дина, словно вымаливая пощаду у поймавшего ее садиста.

– Холеная такая, породистая дамочка, свысока на меня посматривали... Тыкали, как лакею, – продолжал издеваться он, сверля ее ненавидящим взглядом.

– Это я… так… не обижайтесь… так, – губы у Дины задрожали, на глазах выступили слезы, а ощущение обреченной жертвы заставило вспотеть. Она никак не могла собраться с мыслями, он полностью деморализовал её.

– Ага, а теперь украли банку игры и скулите тут, как несчастная собачонка, – сладострастно скалил зубы охранник, откровенно любуясь ее униженным состоянием.

– Не крала… я… ничего, – чуть слышно прошептала бедная Дина, глотая слезы.

– А вот это мы сейчас и проверим. Найдем, куда вы баночку спрятали. Видели же в камеру, как вы её в руках крутили.

Он подошел к двери и закрыл её изнутри на ключ. Щелчок замка вновь заставил Дину вздрогнуть, но тут же маленький лучик надежды сверкнул в её воспаленном мозгу. «Может, не заметили, как в сумочку её положила… Может, еще есть шанс… Может, не все потеряно…» – мысли судорожно метались у неё в голове, обрываясь как гнилые нитки, и она суетливо задвинула сумочку ногой под стул. Охранник резко обернулся, её движение не осталось незамеченным. Злобная ухмылочка мелькнула в уголках его губ, а глаза хищно прищурились.

– Встаньте-ка, я вас сейчас обыщу.

– Как… это… «обыщу»? – пробормотала прерывающимся голосом Дина, но почему-то послушно встала, не смея ему перечить. – Вы… меня… хотите… обыскивать? Нет… у меня… ничего, – заплетался ее язык.

– А вы хотите, чтобы я полицию вызвал? Так тогда вас менты обыщут. Уж они-то это с удовольствием сделают. Только уже не здесь, а в отделении. В карцере для бомжей и проституток.

Дина в ужасе понимала, что он прав, и ей действительно лучше не рыпаться. Мысль о том, что можно потребовать для личного досмотра женщину или позвать кого-нибудь из администрации, со страху даже не пришла ей в голову, настолько она была в шоке от случившегося.

– И уж там-то вы так легко не отделаетесь, – приговаривая, начал щупать ее он. – Сами ментов, наверное, знаете. Так, что тут у нас в карманах куртки? – руки лапали ее грудь. – Ну-ка, ну-ка, получше проверим, – он откровенно начал ее тискать.

– Не надо… так, – жалобно скривилась дрожащая Дина, теряя последние остатки воли, настолько он психологически подавил ее.

– Как «не надо»?! К ментам на самом деле хотите? Попадись им только такая смазливая, как вы… А ну-ка, давайте мы снимем куртку и продолжим досмотр без нее, – начавшая всё сильнее дрожать Дина безропотно позволила снять с себя куртку. Силы полностью оставили её.

– Встаньте-ка лучше вот так, – развернул он ее лицом к столу, отодвинув в сторону стул и поставив на него сумочку. Дина опять невольно вздрогнула, когда он взял её в руки, а охранник очередной раз чуть заметно усмехнулся, сделав вид, будто не заметил её реакции. Теперь он продолжил свой обыск, стоя позади неё и явно кичась своей вседозволенностью.

– Не доводилось ещё в отделении бывать? – злобно прохрипел он ей в ухо. Дина вновь вздрогнула, еще сильнее холодея. Руки охранника поползли по её телу. – Туда вам лучше ни за что не попадать. Никому потом ничего не докажете. Там таких высокомерных дамочек только и ждут, – руки становились все наглее, вновь начав бесцеремонно ощупывать её грудь.

– Ай!.. Что же вы делаете?! – невольно вскинулась она, схватившись за его ладони.

– Так! Руки опустите, пожалуйста! Я сам отставной опер. Знаю, что говорю и что делаю. Опустите немедленно! – рявкнул он. Всхлипывая, Дина покорно опустила дрожащие руки. – Вот так-то, – самодовольно усмехнулся охранник. – Ближе еще чуть к столу подойдите и положите на него ладони, – подтолкнул он её к столу.

Слезы текли по ее щекам, она ясно ощущала весь ужас собственной беспомощности, осознавая, что теперь полностью зависит от этого подонка.

– А как вы хотите, чтобы вас обыскивали? Баночка-то маленькая, куда угодно сунуть можно, – явно издевался он. – И в бюстгальтер, в том числе. А в складках юбки запросто можно специальных карманов нашить. Цыганки так иногда и делают. Я сразу вашу юбку приметил. Теперь везде должен проверить. Такова инструкция, и это моя работа. Кто-то у нас, кстати, начет инструкции ёрничал, – и его руки полезли в вырез кофточки, – говорил, что ему дела до этого нет. Вот мы сейчас и докажем, как она важна, – потная лапа нагло протиснулась под чашечку бюстгальтера, сдвигая его вниз. Попытавшись было вновь что-то возразить, Дина поперхнулась застрявшим в горле комком воздуха, и охранник начал жадно переминать пальцами мякоть ее груди, хрипловато дыша за спиной.

– Ага, тут, похоже, ничего нет, – голос у него ощутимо сел, чувствовалось, как он заводится. Совсем растерявшаяся Дина продолжала мелко-мелко дрожать в нервном ознобе, по-прежнему не в силах вымолвить ни слова. – Дальше посмотрим, – продолжал охранник, – согласно инструкции посмотрим. Всё-всё сейчас проверим. Абсолютно всё, – руки залезли снизу под кофточку, облапали голый живот, поясницу, забрались под пояс юбки, не спеша ощупали по кругу верх бедер, пытаясь протолкнуться еще ниже вдоль тела. Он явно наслаждался своей вседозволенностью, растягивая удовольствие издевательства над ней.

– Перестаньте! Что вы делаете?! – наконец смогла выдохнуть Дина, чувствуя, как ее всё сильнее начинает трясти. – Да вы что?! – вновь схватилась она за его руки.

– А ну-ка опусти руки! Слышь?! Стой давай и не дергайся! – рык сзади был почти звериным. Он, словно удар по голове, оглушил ее. – Я ведь могу не досматривать сумку, а могу и заглянуть в неё. Так что не рыпайся, сука, если не хочешь сесть в каталажку. Как воровка сесть, слышь? – Дина почувствовала, что она столбенеет от ледяного ужаса. Её просто загнали в угол.

…Руки сзади становились все наглее и грубее, хрип охранника перешел в какое-то животное сопение, а она просто не могла пошевелиться от шока, все больше покрываясь липким потом и содрогаясь в холодном ознобе. Сначала он просто ощупал ее бедра и зад, потом забрался лапами под юбку, шумно глотая слюни, задрал ее вверх, а затем начал мять ее ягодицы, постепенно сдвигая пальцы к промежности и все громче сопя.

– О боже!.. Что… вы…. делаете? – она просто не могла говорить и буквально выдавливала из себя слова.

– А может, ты её туда засунула. А? Может, туда засунула, сука. Я тебя везде, везде должен досмотреть, воровка. Везде… слышь, везде… – Дина прямо чувствовала, как слюна капает с его звериного оскала, так, будто он готов живьем сожрать ее, и сквозь туман ужаса понимала, что находится сейчас в полной власти этого обезумевшего маньяка. Ему ни в коем случае нельзя было перечить, у Дины возникло ощущение, что он может просто загрызть ее, как бешеное животное. Закусив губу, она заплакала.

Грубые пальцы сдвинули в сторону ее трусики и полезли в промежность. Ощупали половые губы, затем скользнули между ног вверх вдоль лобка, поскребли когтями его поросль и вновь вернулись вниз мерзкой клешней. Дина была на грани обморока, туман сгустился у неё в голове, а воздуха в комнате не хватало.

– Ну-ка прогнись чуток. А руками опирайся о стол. Прямыми руками. Прямыми, я сказал! – его хрип заставлял её холодеть всё больше и больше. Держа её всей пятерней за промежность, охранник второй рукой надавил ей на спину, сгибая в пояснице, и она безропотно подчинилась, потеряв последние остатки воли.

– Не надо… прошу вас… не надо, – жалобно проскулила она сквозь слезы, перебирая вспотевшими ладонями вперед по крышке грязного стола и вставая в позу.

– Ах, какая у тебя жопа классная! – он уже не слушал, что она говорит. – Холеная, сочная… Ну-ка давай приподними её ещё немного... – жадно мял он рукой её ягодицу, ещё выше задирая при этом юбку и спуская до колен трусики. – Уровень, говоришь, надо чувствовать, не забываться. Вот я тебе сейчас и вдую этот уровень по самые яйца. Будешь знать, как хамить тут мне, воровка, – и, смачно плюнув себе на пальцы, он смазал слюной стоящий колом член. Харкнув еще раз, он смочил и вход во влагалище, а затем стал суетливо примеряться, нащупывая головкой вход. Чувствовалось, как ему уже не терпится оттрахать её. Он весь дрожал от дикого нетерпения, этот ее скулеж только сильнее будил в нём животное.

Дину сковало смертельным ужасом, ей показалось, что она сейчас вот-вот описается от страха. Дыхание перехватило настолько, что она уже не могла вымолвить ни слова и с трудом дышала; по спине текла струйка холодного пота, а колени подгибались. Еще бы чуть-чуть, и она реально грохнулась бы в обморок. Наверное, такое же ощущение возникает у обреченного человека за мгновение до падения на шею ножа гильотины во время казни.

– Шлеп! – звонко хлопнул его живот о Динины ягодицы, и член резким толчком засадился в неё так, словно кто-то со всего маха вогнал во влагалище пыточный кол. Судорога выгнула дугой её тело, воздух горячим комом застрял посередине груди, а комната досмотра одной вспышкой превратилась в преисподнюю. – Шлеп, шлеп, шлеп… – начал сотрясаться её зад от жестоких ударов. Рычащий, словно обезумевший зверь, охранник остервенело трахал ее.

Он делал это грубо и жадно, как дорвавшееся до желанной дичи голодное животное, вцепившись пальцами в её отвисающие груди, на давая упасть животом на стол, а резко подтягивая к себе с каждым толчком и тем самым сильнее насаживая… Его хрип позади неё становился все глуше и глуше, он сопел и брызгал слюной, он выл и обливался потом, он конвульсивно дергался, словно внезапно запрыгнувший на расслабившуюся домашнюю собачку дворовый кобель, он был просто бешеным. Лишь только на секунду он приостановился, чтобы окончательно сорвать с нее трусики и отбросить свои упавшие на пол штаны, а затем с рычанием жадно накинулся вновь, чтобы дальше трахать и трахать.

Дина ощущала себя захваченной врасплох самкой, пожираемой дичью и бесправной рабыней… Словно в кошмарном полусне, она осознавала, что это животное просто жрёт ее, как свою добычу… Она старалась расслабиться и быть покорной, чтобы он не делал ей больно, она чуть сильнее прогнула спину, чтобы член входил ровнее и не выскальзывал, она старалась прогнать страх, чтобы у неё выделялась смазка, она хотела, чтобы он быстрее кончил, и эта жестокая пытка наконец прекратилась. Она скулила, задыхалась и плакала, она судорожно вздрагивала от каждого удара, она чувствовала, как кол его члена буквально жарит ее, все сильнее и сильнее деревенея.

Наконец, он стал долбить ее чаще и чаще, все резче и резче засаживая в неё член. Его хрип стал каким-то предсмертным, руки стиснули её груди буквально до боли, он вцепился зубами в её шею, шумно засопел носом и, сотрясаясь в агонии, стал кончать. Вогнав до упора свой пыточный кол во влагалище, он тесно прижался лобком к ее ягодицам и замер, конвульсивно содрогаясь внутри её лона, будто подыхая от припадка сумасшествия. Этот ублюдок не надел даже презерватива, и Дина ощущала, как он извергает в нее свою горячую сперму, буквально упираясь головкой в матку. Она чувствовала, что сама вот-вот умрёт от этого безумия.

…На подкашивающихся ногах Дина вышла из дверей универсама. Голова у неё кружилась, а в глазах было по-прежнему темно. Она плохо соображала, все вокруг казалось каким-то затуманенно-абстрактным, и ей было даже не ясно, в какую сторону теперь идти и что делать. Пройдя десяток шагов, она обессилено прижалась спиной к ближайшему дереву. Ей казалось, что ноги вот-вот подогнутся, и она сползет вдоль ствола на землю. Дина закрыла глаза и выронила из руки сумочку, а затем стала медленно и глубоко дышать, пытаясь хоть как-то прийти в себя.

Из этого полуобморочного состояния ее вывело неприятное ощущение, что по ноге кто-то мерзко ползет. Вздрогнув, она испуганно приподняла юбку. По внутренней стороне бедра медленно стекала сочащаяся из влагалища слизь спермы. Когда подонок охранник, наконец, выпустил ее из той пыточной камеры, она, сбегая, совсем забыла про валявшиеся на полу трусики.

Только теперь она до конца осознала, что с ней произошло. Надо было срочно идти в аптеку за мирамистином. Оставалось только надеяться, что она успеет как следует промыться…

А на дне её сумочки лежала маленькая баночка с красной икрой. Теперь она была уже действительно ворованной. В этот магазин Дина больше не ходила никогда.

Непутевая воровка

© Андрей Райдер

Этот рассказ входит в Сборник эротических рассказов «Взгляд сквозь шторы», который вы можете найти в электронном магазине Litres.ru. Серия этих Сборников включает 200 различных историй не детской тематики.

Читать фрагмент из cборника эротических рассказов «Взгляд сквозь шторы»:

Если вам понравился ход моих мыслей или то, как я пишу в целом, возможно, вы получите удовольствие от чтения моих романов, повестей и рассказов.

Секс-каталог «Домашние секреты»Секс-каталог «Медовый месяц»Секс-каталог «Оральные шалости»Секс-каталог «Забавы в гостиной»Повесть «Антидепрессант»Роман «Маска или Формула идеальной жены»Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 1Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 2Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 3Серия «Взгляд сквозь шторы». Сборник эротических рассказов № 4«Взгляд сквозь шторы». Серия Сборников эротических рассказов.Секс-каталог «Жаркие каникулы»Сборник 200 ролевых эротических игр «Тайны замочной скважины». Часть №1

Поделиться с друзьями

Комментарии

все права защищены © andreyrider.ru, 2017